Отрывок из книги "Письма Эмили"




Пролог.

«… и вот я остался один! Один! Весь мир живет и радуется жизни… все, кроме меня…мне не хватает ее тепла, ее смеха и улыбки. Ах, моя дорогая! Прости меня за все…
Боже, неужели я могу просить прощение за то, что сделал?
Моя родная, моя преданная барышня! Да благословит тебя Господь за все твои добрые дела! Аминь…» *

*Отрывок из прощального письма Мишеля Смит.

Глава 1
История романа.

Яркие лучи солнца пробивались сквозь закрытые занавески и били в глаза, отчего я проснулась. Часы показывали шесть утра. В восемь я должна быть на станции и ждать свой рейс.

Мое путешествие было запланировано еще более трех лет назад. Дело все в том, что меня снова стало затягивать писательское прошлое, которое и не покидало меня, просто отдыхало от тяжелой работы. Когда я навещала своих родных в деревне, то у близлежащего дома услышала разговор двух соседок. Одна другой рассказывала о фотографии молодой девушки, которая умерла при странных обстоятельствах. Меня заинтересовало это, я медленно перешла с порога дома на лавку, а через пять минут эта самая соседка уже рассказывала мне историю о девушке. Ничего удивительного я не услышала. Лишь отдельные фразы об Эмили Джонс, брошенной мужчиной. Что именно странного в ее фотографии, мне не удалось узнать. К счастью, я решила выяснить, откуда идет история барышни. Немного пообщавшись со старожилами села, мне удалось вот что узнать: Эмили проживала в городе Л. в другой стране. Я незамедлительно отправилась туда.
Путь пролегал через границу России. Город Л. Совсем неприветливый и старый. Тонкие улицы уходили неровными лужайками вверх по мостовой. Покосившиеся от времени дома навевали скуку, а угрюмость людей не радовала меня. Весь день я провела в поисках хоть какого-то жилья. Наконец, меня пустила в дом дряхлая старуха, взяв с меня слово, что я никому не скажу, что плачу ей за простой. Невольно оглядев свое временное жилье, я попыталась узнать у бабки, что она слышала об истории с письмами. Та медленно посмотрела вверх, вздохнула, повела плечами. Оказалось, она знает, где живет подруга этой Эмили, которая еще в своем уме, но чувствует себя не хорошо, поэтому редко выходит из дома. Я попросила показать мне дом, но бабка отрицательно качала головой.
-Я могу написать тебе лишь адрес. Дальше ищи сама.
-Что странного в этой истории, что вы не хотите мне ее рассказать? – я удивленно глядела на старуху.
-Нет моя милая. С этой фотографией связано много бед. Уж ступай сама к Мери. Она добрая. Она объяснит.
Больше я ничего не смогла спросить, получила только небольшой клочок бумаги с адресом: «Н., улица Т-стрит, дом 7». Где искать этот дом я не знала. Оставалось спросить у прохожих. Меня поражало их безразличие и грубость, но я все-таки смогла получить ответ и с радостью села на ближайший поезд, что отправлялся в Н.
Тусклый свет заставлял приглядываться и рассматривать все вокруг. Начало зимы обозначилось здесь тонким слоем снега и плюсовой температурой, что явно отсутствовало у меня на родине. Тихий ветер лишь колыхал шарфы прохожих и улетал все дальше, за пределы того старого городка, где когда-то жила бедная девушка из простой семьи.
Поезд резко остановился, отчего я невольно проснулась. Всю дорогу мне снился сон о белокурой девушке, которая умерла от несчастной любви. Почему я так чувствовала, что меня тянет к этой семье, которой уже нет, я не знала. Было ясно одно-она зовет меня к себе, чтобы люди наконец-то узнали настоящую историю, которую Мери, дожив до глубокой старости, может унести с собой в могилу. Когда я осталась одна на платформе, ко мне подошел щупленький старик и решил поинтересоваться, куда я держу путь, ведь всех жителей деревни от знал лично.
-Я ищу Мери, -я замялась, -фамилию, к сожалению, не знаю.
-Ах, Мери, -дед покачал головой, -знаю, знаю, провожу сейчас тебя. Пойдем, -он махнул рукой в сторону густого леса, -я недалеко от нее живу. Вроде как соседи с ней.
-А долго идти? -Мои силы были на исходе, хотелось уже укутаться в теплое одеяло и попить горячего чая.
-Нет. Пару верст. Она одна живет, эта твоя Мери. Нелюдимая. Я тебя до нее не поведу, только до окраины. Дальше ступай сама. Она ведь, Мери, очень угрюмая. Не любит общение с людьми. И что там тогда случилось с ней, я не знаю…
Меня все больше удивляло здесь поведение людей. Что же такого произошло с этой бедной девушкой, что от ее имени кидаются все в сторону и не хотят ничего знать? Старик молча топал, покуривая одну за другой папиросы и нервно оглядываясь. Пройдя еще несколько метров, он остановился и показал пальцем куда-то в даль.
-Вон там ее дом, -он дымил мне прямо в лицо, -ступай к ней.
-Спасибо, -я отчаянно отмахивалась от вонючего запаха табака.
Я обернулась назад, но дед будто провалился под землю. Оставалось лишь одно-идти в одиночку по узенькой тропинке.
Как выяснилось позже, рядом с домом Мери находились еще несколько домов. Люди там были намного приятнее, чем в Л. Едва услышав о Мери, женщина в белом платке и ярком синем пальто отвадилась проводить меня к ней. Я была рада, ведь за неделю моих скитаний я не услышала ни одного доброго слова в свой адрес, что крайне разочаровывало и гасило всю надежду отыскать портрет Эмили Джонс. Женщина была из богатой семьи, о чем говорили ее манеры держаться, разговор, одежда и т.д. Ее звали Лиза. Слишком веселая и чересчур любопытная, она пыталась узнать, то мне нужно от пожилой старухи, которой совсем никто не интересуется. Моя тайна не была раскрыта — я сказала, что мне требуется ночлег. Она подвела меня прямо к дому Мери.
-Спасибо Вам, Лиза, большое! -я улыбалась ей.
-Обращайтесь. Я живу вон в том домике, -она показала пальцем на трехэтажный особняк.
-Если вам негде будет ночевать, просто позвоните в дверь, буду рада с вами поболтать. Удачи!
Она быстро спрыгнула со ступенек и побежала к себе. Я осталась одна на пороге ветхого дома. Старые стекла, кое-где побитые, были залеплены картоном. Оконные рамы, искореженные временем, болтались на ветру, было странно, почему они еще держаться. Крыша при сильном ветре поднималась как в танце и кружилась, лишь изредка притягиваясь к земле. Было как-то не по себе. Я все-таки отважилась постучать в дверь, хотя назвать дверью старую железку из матросского судна было не очень вежливо. Мне отворила ее грузная женщина в годах.
-Что вы хотели? -Она смотрела на меня сквозь тонкие стекла очков.
-Мне нужна Мери, -я внимательно разглядывала ее, хотя знала, что так неприлично.
— Это я. Заходите.
Я будто упала в подвал старого замка! Как только я переступила порог ветхого дома, моему удивлению не было предела. Вместо обшарпанных стен я увидела белые стены, подпертые тонкими колоннами, украшенные греческими листиками и цветами. Потолок был покрыт красным сукном, отчего в зале было темновато, но это лишь напоминало о давности этого помещения. Мери вела меня в другую комнату. Здесь, что первое мне бросилось в глаза, висел портрет юной девочки, с белокурыми волосами и в голубом платье. Именно ее я видела во сне этой ночью. Я вскрикнула.
-Она мне снилась сегодня, -я с ужасом вглядывалась в черты молодой особы.
-Она снится только тем, у кого жизнь тяжелая.-Мери грустно посмотрела на меня.-Или тем, кто скоро обретет свое счастье. Присаживайтесь вот сюда, -она ткнула пальцем на алый диван с позолоченными ручками. Какой это век? Я не знаю. Может семнадцатый.
Я присела.
-Так зачем вы пожаловали ко мне? -голос Мери звучал очень тихо, но четкость слов впивалась в мое тело каждый раз, как Мери говорила со мной.
-Я хочу узнать об Эмили Джонс.
-О, Эмили. Так вот она, -Мери показала на портрет, -разве не прекрасна?
Она была права. Пожалуй, я опишу вам портрет юной девушки, чтобы и вы, мои читатели, смогли полностью окунуться в мир тайн.
Девушка на вид не больше восемнадцати лет. Белые волосы с соломенным оттенком переливались от ламп в комнате. Большие голубые глаза и пушистые ресницы делали ее лицо еще прекраснее. Тонкий нос и пухлые губы заполняли оставшуюся часть лица. Верхняя губка была чуть меньше нижней, но это лишь добавляло изюминки в столь необычный образ юной барышни. Нить жемчуга тянулась об молодую шейку. Яркое голубое платье, с крупными сборками и белым кружевом по краям удивительно шло к ее глазам. Я была в восторге. Никогда мне не приходилось видеть столь чудное создание. Но глаза! В ее глазах жила печаль, столь непринужденная, но видимая. Руки Эмили, скрещенные друг с другом, были холодны и почему-то мне ощущался ее холод.
-А что вы хотите узнать о Эмили? Мери стала серьезней, она присела и внимательно следила за моими движениями.
-Я хочу узнать о ее жизни…
-Зачем? -теперь Мери смотрела на меня очень грозно.-Разве вы не знаете, что ее больше нет?
-Я хочу написать о ее жизни. Говорят, она была удивительная.
Мери прекратила нападать на меня. В ее глаза вернулась прежняя тоска и сухость.
-Хорошо.
Она встала с кресла и направилась к комоду. Отодвинув верхний ящик, она ловким движением достала оттуда синюю бархатную шкатулку. Смахнув салфеткой пыль, Мери вернулась на своей место. Поставив шкатулку на стол, она долго и с умилением глядела на нее. Слезы, одна за другой, капали на ее грузные светлые руки, все испещренные тонкими морщинами. Маленькие глазки, тонкий рот и седые волосы, прикрытые желтым платком, навевали тоску. Я смотрела на шкатулку и не могла понять, что есть в ней такого, что вызывало столько эмоций у Мери. Она подняла голову:
-Эта шкатулка Эмили.-Мери всхлипнула-Здесь ее жизнь от детства и до смерти.
Я с удивлением продолжала смотреть на руки Мери. Мое внимание скользило с новой силой. Мне хотелось поскорее узнать, что внутри.
Мери аккуратно придвинула шкатулку к себе.
-Я расскажу тебе эту историю, девочка, -ее глаза смотрели на портрет, -для начала лишь историю. Это не сказка, и я не сошла с ума, как многие считают. Это моя боль на всю жизнь. Ведь и я когда-то была такой, как и ты. И думала, что жизнь тянется вечно. -она замолчала.
Начинало темнеть. Тонкий месяц уже показывался среди множества звезд и стоило поднять голову вверх, сразу начинало казаться, что ты не на Земле.
-А теперь мне почти девяносто семь лет, и я не помню, как прожила эту жизнь.
-Я буду вам очень признательна, Мери, -я действительно была благодарна ей, что не выставила меня в мороз на улицу.
Я укуталась в теплый плед, то дала мне Мери, сонными глазами я наблюдала за ее движениями, за качанием головы и трепетным голосом. Все в ней было загадочно. Иногда я смотрела на портрет и та, юная девушка улыбалась мне.
-В этой шкатулке ее письма. Но письма я отдам тебе почитать лишь после рассказа.
-Почему?
-Помолчи, -Мери шептала, -ты не поймешь ее жизнь, если будешь читать одни письма, -надо знать ее лично, чтобы понять, что она пережила.
Больше Мери не отвлекалась на мелочи. И я пожалела, что перебивала ее.
Снег падал на окна пушистыми хлопьями, в доме Мери пахло свежим чаем и ароматом цитрусовых. Мне хотелось остаться здесь навсегда, в этом заколдованном мире, где существует только девочка Эмили.
Вот что Мери мне рассказала.

Рита Барская
Автор
Рита Барская
Автор не рассказал о себе
Рейтинг: 0
0



Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Войти Зарегистрироваться

    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы