Сначала ты работаешь на имя, а потом, оно работает на тебя

21 Мая 2019
Эжен Лилиан Коса
2 минуты на чтение



Поскольку я пишу не только собственные произведения, но также и активно работаю над фанфиками, то решила проверить и написать работу не просто по любимому мной фандому, а именно «Саге о Копье», но по фандому, который популярен сверх меры. Естественно, это — Гарри Поттер и все все)))

Написав всего две главы, я убедилась не только в том, что в принципе пишу сносно, что мне, как писателю, несомненно приятно, но и в том, что писателю достаточно написать одну великолепную книгу, а после этого читатели будут читать все, что он напишет. Это на самом деле так. После Гарри Поттера все книги Роулинг стали чрезвычайно популярны, у Стивена Кинга читают все, что только он не напишет. И так со многими знаменитыми писателями. Получается, что для славы, денег и чего там еще хочет писатель) достаточно написать всего одно самое крутое произведение, после чего читатели с удовольствием поглощают все, что им предоставит именитый автор. Да, именно так!

Это конечно же не означает, что после одного удавшегося произведения стоит забросить все и не уделять время ни развитию сюжета, ни логике повествования, наоборот, нужно и важно стараться писать лучше, чем прежде. Но наверное стоит отдавать миру только лучшие свои творения. Имя действительно работает на автора.

Эжен Лилиан Коса
Автор
Эжен Лилиан Коса
Не люблю, когда лезут в душу, Выясняя, насколько черна, Мне поверьте, никто не нужен, Но я быть не люблю одна. Жизнь моя – обитаемый остров, В нем лишь..
Рейтинг: +2
0


Вопросы и комментарии 1


  1. Вячеслав 21 мая 2019, 22:02 #
    Некоторые авторы берут количеством. Та же Донцова, или Акунин, или Маринина, или Стивен Кинг. Акунин, как я писал уже про него, он хоть и специализируется на детективах, но у него есть еще три псевдонима (один их которых Анна Борисова), и каждая его «личность» пишет свою литературу. Да и то, Борис Акунин знаменитым стал, когда экранизация «Турецкого гамбита» вышла. А Донцова просто запустила удачную серию иронического детектива, и за счет своего упорства и графоманской жилки остается самым продаваемым писателем в России.

    Если взять авторов 18-19 века, Александр Дюма-отец — исключительно количеством брал, и самые известные его романы — сага о трех мушкетерах (три части: 1) Три мушкетера; 2) Двадцать лет спустя; 3) Десять лет спустя, или Виконт де Бражелон — последняя, так вообще трехтомник); и «Граф Монте-Кристо». Остальные же его работы — серднячок, причем, такой вяленький.

    А если совсем в глубь копать, то Гомер с его «Иллиадой» и «Одиссеей» (хотя, не сомневаюсь, что у него еще много всяких стихов, поэм и пьес было написано). Данте с его «Божественной комедией», которая в первоначальном издании называлась просто «Комедия». Только уже спустя время ей присвоили статус «Божественной». (На самом деле, в ней ничего смешного нет. В те времена комедией называлось любое произведение со счастливым финалом, а трагедией — с грустным). И, несомненно, Франсуа Рабле, автор первого в мире трэш-романа «Гаргантю и Пантагрюэль» (там есть глава, где подробно описывается, чем лучше подтирать задницу. Я серьезно).

    Джек Лондон — куча рассказов и романов о приключениях, которые пестрят литературными штампами.

    О.Генри — повести и рассказы писал, опять же, в большом количестве, и в них столько харизмы и юмора.

    Конан Дойл — и его Шерлок Холмс: «Этюд в багровых тонах», «Приключения Шерлока Холмса», «Записки о Шерлоке Холмсе», «Возвращение Шерлока Холмса», «Его прощальный поклон» — роман и четыре сборника рассказов. Хотя сам Дойл любил писать исторические романы, но их кто-нибудь читал. Я очень давно прочел его «Изгнанников», и честно скажу, в памяти вот совсем ничего не осталось, нуль!

    Агата Кристи — сама призналась, что сюжеты для своих романов берет за мытьем посуды. «Это такое противное занятие, что во время него хочется убивать людей». А сколько у нее романов? То-то.

    Глуховский. Три части «Метро», которые он очень долго раскручивал. Сейчас вот недавно написал роман «Текст». Читать Глуховского не доводилось, а вот регулярно натыкался на статьи о нем и ролики на ютубе, где он интервью дает.

    Чак Паланик — шок-писатель, даже в ряде арабских стран запрещен. Реально пишет всякую жесть и порнуху (роман «Снафф» — оборотная сторона порно-индустрии). Сделал ставку на запретные темы, и стал популярен. Единственная адекватная у него книга «Беглецы и бродяги». В ней он рассказывает о Чикаго, каким он его запомнил. Никакой жести, никакого разврата, автобиографическое произведение с элементами городского путеводителя.

    Марио Пьюзо — «Крестный отец». Про мафию никто до него не писал. Удачно попал в цель. Но роман, как и два последующих заслуживают внимания.

    Классиков если взять — они тоже много писали, но основные их идеи, мысли и переживания заносились в дневники или их можно прочесть в письмах.

    Или вы в одной из своих статей упоминали о Нике Перумове. Тоже написал уйму книг, хоть и фантаст.

    А если Запад взять? Мне кажется, что там единицы авторов, кто одну-две-три книги написал и все, успокоился. Не хуже Донцовой строчат книги, просто до нас доходит процентов 20 от их книжного рынка.

    К чему я все это завел? Согласен с вами, что достаточно написать одно великое произведение, чтобы тебя стали читать. Вот только перед этим великим произведение нужно написать сотню-другую «не-великих» произведений, чтобы тебя заметили. Это как в анекдоте: За фотографией сильной и независимой женщины стоит еще 163 фотки, где она не получилась!

    Нужно просто писать, а не вымораживаться по поводу величия. Глуховский замечательно сказал: как только автор почувствовал, что он достиг вершины, что он талантливый, то все, на нем можно ставить крест. Этот писатель с каждым последующим произведением писать будет хуже и хуже.

    Мне Вальтер Скотт вспомнился. Было у него много денег, писал нормально, как возникла нужда, так стал писать отвратительно, с каждым новым романом все хуже и хуже. Его «Айвенго» я дальше 15-ой страницы не прочел. Хотя и настрой был, и вдохновение. Зато «Отверженных» Гюго за две недели осилил, хоть там и куча абсолютно ненужных авторских вставок, которые никаким образом не развивают историю. Ну вот какое мне дело до Парижской канализации, как туда сливается тонны дерьма и как все это можно использовать в качестве удобрений, но власти не хотят развивать это направление?

    Удачи!
    Работаем!

    П.С. даже Чехов советовал писать 50-200 рассказов в год. И Брэдбери рекомендовал писать по рассказу в неделю. Люди известные, прислушаться стоит.

    П.С.С. Количество со временем обязательно перейдет в качество. Аксиома.

    Все, все, все, я закончил, успокойтесь.

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.